Поиск

Календарь

Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Статистика

Push 2 Check
Главная » Статьи » Журнал "Здоровье"

Где брать лекарства?

Острая проблема

«Дорогая редакция!

Пишу вам о своей беде — нечем лечить ребенка, больного фенилкетонурией. Необходим препарат нофелан. Раньше нам его давали каждый месяц. Теперь не хватает. Как лечить малыша, не знаем. Ему сейчас 2 года 4 месяца, он еще не разговаривает, ничего не понимает.

У нас три сына, два ходят в школу, учатся хорошо, а третий мальчик родился больным. Мы это узнали, когда ему уже был годик. Мы просто в отчаянии! Неужели ребенок останется инвалидом?
С уважением к вам вся семья Н.»
Краснодарский край.

В редакцию пришло письмо… Ничего удивительного в этом нет: люди привыкли писать жалобы, сетовать, обивать пороги, добиваясь самых элементарных вещей. Но эта мольба… Ребенка без лечения ждет страшная участь. Сейчас еще можно его спасти, но время ведет свой неумолимый отсчет…

Фенилкетонурия — название болезни мальчика — малоизвестна. Если диагноз поставлен вовремя, в первые дни после появления на свет, то недуг поддается лечению без особых сложностей. Если же не сделать этого, ребенок станет умственно отсталым.

Болезнь наследственная, и возникает она из-за повышенного содержания в крови аминокислоты, называемой фенилаланином. Необходимая организму в нормальных дозах, в больших эта аминокислота вызывает отмирание клеток головного мозга. Процесс необратимый.

В нашей стране налажена диагностика этого заболевания. Она проводится в первые дни после рождения прямо в роддоме. Исследование несложное. Но обнаружить болезнь — это не значит излечить. Здесь-то и начинаются сложности. Частный случай, изложенный в отчаянном письме в редакцию,— сигнал об еще одной проблеме.

Нехватка лекарств дает себя знать все сильнее. И препараты против фенилкетонурии не исключение, несмотря на то, что каждого больного ребенка регистрируют и лекарства распределяют поименно.

Для лечения фенилкетонурии применяют (точнее должны применять) препараты берлофен, нофелан, апонти, некоторые другие. Отечественная медицинская промышленность не смогла пока освоить выпуск ни одного из них. Все лекарства против фенилкетонурии закупаются на валюту за границей.

Так, в прошлом году собранные заявки на берлофен составили 22 тысячи упаковок по 500 граммов в каждой. Внешнеторговые договоры были заключены на 25 тысяч упаковок. Вроде оснований для беспокойства не должно быть.

Но, во-первых, среди рожденных за год младенцев всегда есть некоторая часть больных, которым диагноз не был поставлен вовремя и которым лекарства оказываются тоже жизненно необходимыми. Во-вторых, за счет возникающих постоянно перебоев с поставками потребность в медикаментах накапливается и возрастает. Но даже не это важно: примерный ее рост можно рассчитать.

Гораздо сложнее востребовать теперь с наших торговых партнеров заказанный товар. Производители не спешат с поставками, каждый раз в конце квартала подают сведения о задержках; существуют целые списки недопоставленных медикаментов. И среди них — необходимые для лечения фенилкетонурии.

Вот и происходит страшное: родители, вовремя узнавшие об опасном недуге малыша, мечутся от ведомства к ведомству, просят помощи, и нередко напрасно. И каково это — осознавать, что их дитя заведомо обречено, потому что ему… не хватило лекарства. Что, по сути, из-за нерасторопности наших ведомств ребенок безвозвратно превращается в душевнобольного?!

Зарубежные медикаменты закупает Всесоюзное объединение «Союзфармация» и распределяет по регионам согласно заявкам. Главный специалист «Союзфармации» Н. А. Данченко объясняет тот факт, что лекарств больным детям не хватает, достаточно просто: местные больницы составляют заявки для родившихся детей и почему-то никак не хотят запросить чуть больше (в расчете на тех больных, которые родятся в течение года). Хотя уже несколько лет их к этому призывает «Союзфармация». Поразительная логика! Но даже если врачи на местах не в состоянии сообщить, сколько примерно понадобится дополнительных лекарств в течение года, может быть, рассчитать их количество самой «Союзфармации»? Такая мысль, оказывается, не приходила никому в голову…

История, увы, обычная для наших дней, когда виновного не найти. Непонятно только одно. В «Союзфармации» утверждают, будто, несмотря на задержки с поставками, все лекарства в итоге поступают в нашу страну.

Но напрашивается мысль, что потом они куда-то исчезают, потому что до местных больниц доходит далеко не все. Возьмем, к примеру, Краснодарский край, откуда пришло письмо, приведенное в начале этой статьи. По сообщению краевой больницы, в прошлом году нофелана, например, поступило только 32 % от указанного в заявке. Не лучше положение и с берлофеном: вместо заявленных 270 килограммов краснодарские больные получили только 199.

В конце прошлого года положение с берлофеном и нофеланом осложнилось еще больше. Главными поставщиками этих лекарств традиционно были Польша и ГДР, и политические события в этих странах отозвались на наших больных: поставки лекарств в конце прошлого года оказались практически сорванными.

Вся наша беда в том, что миллионы больных у нас заложники монополии того или иного ведомства — производителя, поставщика, по вине которого здравоохранение может лишиться любого препарата. И, несмотря на то, что переговоры о закупке лекарств против фенилкетонурии ведутся нынче с ФРГ и Финляндией, принцип монополизма поставщика по-прежнему остается непоколебимым. И случись что-то вдруг, больные опять останутся без нужных лекарств: других партнеров мы не имеем.

Организация производства медицинских препаратов и оборудования в нашей стране внушает огромную тревогу. Монополизм — система жесткого распределения заказов по отраслям и регионам — приводит к тому, что от перебоев в работе любого завода зависит вся отрасль. В связи с внедрением хозрасчета хозяйственники пересматривают выгодность того или иного производства. Должен сказать, что для медицинской промышленности это означает непредсказуемые последствия: может прекратиться производство нужных препаратов, а ее просто ставят перед этим фактом. Например, закрытие цеха хлорсульфоновой кислоты на Кировоградском медеплавильном комбинате привело к сокращению производства анальгина, амидопирина, сульгина, сульфалена. А все дело в том, что никто не составляет конкуренцию кировоградцам и заводам Минмедпрома и за хлорсульфоновой кислотой больше не к кому обратиться.

Сегодня нам трудно, мы пожинаем плоды политических и экономических промахов прошлого. Здравоохранение в этой ситуации оказалось просто под градом проблем. Одна из самых болезненных — снабжение лекарствами. Сейчас за решение этих вопросов взялась Государственная комиссия по чрезвычайным ситуациям, которая занимается землетрясениями, наводнениями, иными словами — бедствиями. Но как иначе назовешь положение семьи, где медленно погибает ребенок из-за того, что нет нужных лекарств? Это — бедствие. Чрезвычайные меры могут только на время снизить накал, остроту ситуации. Необходимы разумные, последовательные действия для того, чтобы заинтересовать предприятия производством столь нужных медикаментов. Чтобы это им было выгодно, чтобы в деле производства лекарств не было отбоя от добровольных подрядчиков.

Ведь хозяйственная свобода подразумевает конкуренцию производителей, сравнимую, например, с американской моделью, где принимаются самые жесткие антимонопольные законы. Во всяком случае, больным там не грозит лекарственный голод из-за банкротства одного из заводов. И пока в нашей медицинской промышленности не будет множества производств, которым выгодно выпускать любые лекарства не по навязанной министерствами разнарядке, а соревнуясь в качестве продукции, в создании и внедрении экологически чистых технологий, до тех пор больным детям и их родителям придется ох как нелегко…

Вот на такие размышления навело письмо из Краснодарского края.

Нам удалось помочь больному мальчику. На время он обеспечен лекарствами. Но сколько десятков тысяч детей, больных фенилкетонурией, как минимум до 10—12 лет нуждающихся в берлофене, нофелане, остаются без помощи! В какой набат бить? К чьей совести, чувству долга обращаться?

Дмитрий КАПЫШИН

Журнал Здоровье 07 1990 Цена 40 коп.

Статья оптимизирована для публикации издательским домом «Гелион»


Warning: Undefined array key "integration_type" in /var/www/owordsr3/kb-83.ru/wp-content/uploads/.sape/sape.php on line 2012